Monthly Archives: Июнь 2017

Воспоминания…

Стандартный

В студенческие годы Коля много читал, хорошо знал русскую поэзию. Дипломную работу писал по поэзии Великой Отечественной войны. Перелопатил массу книг и газет.

Над своими стихотворениями работал много, тщательно подбирал каждое слово, исправлял, дописывал. Уже тогда, в студенческие годы, мог дать дельный совет начинающим авторам – конкретно по тексту.

Привлекала моего друга и журналистская стезя. Много писал, печатался и в университетской многотиражке, и в областных и городских газетах Харькова.

И педагогика влекла его. Читал, размышлял. Позже, после окончания университета, это очень пригодилось: Николай много лет работал с молодёжью, занимался профориентацией, да и как председателю Союза писателей «Сиверко», руководителю литературной студии «Нива» знания по педагогике оказались очень кстати.

В оценке тех или иных политических событий, ситуаций мы с Колей не всегда были единодушны (некоторые разногласия возникли и сложились в студенческие годы). Но мы уважали позицию друг друга, никогда не спорили до хрипоты, были корректны. От разногласий наша дружба не ослабевала.

Мы, друзья, знали Колю и как заботливого мужа, отца и дедушку. О своей семье он всегда говорил с большой теплотой!

У нас был очень дружный курс. Сначала мы называли его первым русским, а в год окончания учёбы – пятым. Мы, выпускники 1975 года, до сих пор называем себя пятым русским. Регулярно встречаемся в Харькове. Николай был одним из организаторов и участников этих встреч. Очень активным! В 2016 году я написал стихотворение, которое так и назвал – «Пятый русский». Я передал его Коле, но не как редактору альманаха, а как однокурснику и другу: я не планировал публиковать это стихотворение. Но стихи Коле понравились, и он включил их в 4-й выпуск альманаха «Русское поле». Стихотворение начинается и заканчивается такой строфой:

Пятый русский, всегда ты во мне, во мне.

Пятый русский, душа ты моя и дух.

Время гонит суровых своих коней,

и седеют деревья в моём саду…

Коля побывал у меня в гостях в Славянске – в студенческие годы. После окончания университета я несколько раз приезжал к нему в Харьков, в последние два раза – в 2014 и 2015 годах. Подготовка 1-го выпуска альманаха «Русское поле» совпала по времени с всплеском моей писательской активности. Так я стал одним из авторов 1-го выпуска, а в дальнейшем принял участие во 2-м, 3-м, 4-м и 5-м.

По инициативе Николая Иосифовича меня приняли в литературную студию «Нива».

Словом, благодаря моему другу я включился в литературный процесс, в литературную жизнь Харькова.

Талант организатора был в Николае ярко выражен. Он умел сгруппировать вокруг себя творческих людей, одарённых, нацеленных на созидание. И терпеливо формировал коллектив единомышленников. Вместе проводили незабываемые литературные встречи, поэтические вечера. Николай Купин жил этим. Он был подвижником в истинном смысле этого слова.

Много писал сам. Искал новое, радовался полновесной строке, исчерпывающей фразе. И в стихах, и в прозе он искал ёмкие, точные слова. В словах спрессовываются мысли и чувства – в этом Николай был убеждён. Он находил такие слова-конденсаты. И этому учил литстудийцев.

Творческих планов у Николая было очень много. Увы, смерть прервала его восхождение. Для меня его уход из жизни стал неожиданным. Я был уверен, что он поправится, что болезнь отступит.

Потеря невосполнима. Я часто вспоминаю своего друга, вижу его одухотворённое лицо. Он был очень добрым человеком. Доброта уживалась в нем с принципиальностью. Николай болел за общее дело. Он любил слово и добивался от литстудийцев бережного, трепетного отношения к нему. Таким Николай Купин и запомнился многим. Вечная тебе память, дорогой мой друг.

Благодарим за такие теплые воспоминания Владимира Глущенка, члена литературной студии «Нива»

Реклама

Николай Купин в памяти…

Стандартный

Сегодня мы еще немного расскажем вам о том, кем был и остается в памяти Николай Купин.

Был ещё один случай. У нас в комнате находилось два стола, и наш однокурсник Коля Лавриненко, с которым мы жили и дружили, решил один стол (теснота!) убрать, не посоветовавшись с нами. Мы вознамерились «отомстить»: пригласили гостей – весёлую компанию – и «накрыли стол» прямо на полу! Коля Лавриненко, судя по всему, удивился, но держался невозмутимо.

Вообще мы все друг над другом подшучивали: молодость! А жили очень дружно, делились тем, что у кого было.

Мы с Колей Купиным любили рифмовать: он строчку, я строчку. Сочиняли всякую белиберду. Но иногда получалось довольно удачно. Нам нравился сам процесс. Пойдём, бывало, на общую кухню, начнем чистить картошку, а вот и строчки потекли. Нам нравится, а некоторым ребятам из других комнат, тоже обретающимся на кухне, почему-то наше сочинительство не по нутру. Что-то им, видите ли, не нравится, не подходит!

Спустя много лет я написал об этом стихотворение, посвятив его своему другу. Николай Иосифович включил его в 3-й выпуск альманаха «Русское поле» (кроме того, стихотворение вошло в мой сборник «И слово дал Ты мне, Господь»). В этом стихотворении наше рифмотворчество условно названо буриме, хотя от буриме в собственном смысле этого слова наше сочинительство отличалось тем, что рифмы, как и весь текст, возникали импровизированно.

Буриме
Николаю Купину
Восемь пишем, два в уме:
сочиняем буриме!
Что нам стоит – буриме?
Это вы ни бе ни ме!

Ты, любезный мой дружок,
дуешь в розовый рожок.
В раже – в радужный рожок!
А картошку взял и сжёг!

Что нам ужин? Трын-трава!
Ведь куда важней – слова!
Это главное – слова!
Как кружится голова!

Восемь пишем, два в уме:
сочиняем буриме!
Целый вечер – буриме!
Ну, а вы ни бе ни ме!

Продолжение следует…

ВОСПОМИНАНИЯ О НИКОЛАЕ КУПИНЕ

Стандартный

Сегодня мы вспомним замечательного человека, который оставил большой след в истории культуры нашего города… Помним…

30 января 2017 года ушел из жизни Николай Иосифович Купин (родился 17 декабря 1946 года), член Национального союза журналистов Украины, автор четырех поэтических сборников и книги прозы, председатель Союза писателей «Сиверко», главный редактор и автор литературно-художественного альманаха «Русское поле» (выпуски 1–5, 2013–2017). Четверть века Н. И. Купин руководил старейшей на Украине литературной студией «Нива». Мы, сотрудники Центральной городской библиотеки имени В. Г. Белинского, рады многолетнему сотрудничеству с «Нивой». Предлагаем вниманию посетителей нашого сайта воспоминания о Николае Купине. Автор воспоминаний – Глущенко Владимир Андреевич, доктор филологических наук, професор, заведующий кафедрой германской и славянской филологии Донбасского государственного педагогического университета (г. Славянск Донецкой обл.), член Национального союза писателей Украины.

У нас была общая молодость. Сблизил нас Харьковский университет. Сюда мы поступили с Колей в 1970 году, на русское отделение филологического факультета – он после рабфака, я после окончания средней школы. Он был старше: прошёл армию, имел рабочий стаж; но держался просто, и разница в годах не ощупалась. У нас были общие интересы: русская поэзия стала нашей альфой и омегой; и характеры были похожи. Мы довольно скоро подружились. Особенно тесной наша дружба стала после того, как нас поселили в одну комнату общежития, а случилось это в сентябре 1971 года. С той поры и до окончания университета мы жили в одной комнате.

Общались постоянно. Нам нравилось быть вместе. Мы и на лекциях сидели за одной партой, и в библиотеки (университетскую, имени Короленко) часто ходили вдвоём.

Устраивали общие праздники. Коля был общительным, но не чрезмерно. Вообще в нём всё было в меру. Спокойный, рассудительный, с чувством юмора, он общался легко и свободно. К нему тянулись.

Рядом с ним и я чувствовал себя легко. Коля был склонен к дружескому розыгрышу, готов был поддержать друга в неожиданном поступке. Один наш приятель (на год старше курсом) проводил в школе урок (проходил педпрактику), и для «солидности» пригласил на урок корреспондента областной газеты (им был Коля) и якобы иностранцев (я изображал поляка, а две девушки с факультета иностранных языков – англичанок). Дисциплина была хорошей, урок удался. Виновник торжества радостно потирал руки!

В другой раз мы с Колей в парке Горького познакомились с двумя девушками. Они, как и мы, были филологами-русистами. Но это выяснилось не сразу. Мы – для мистификации – собирались представиться студентами пединститута, но девушки нас опередили: они сказали, что учатся в университете, то есть в нашей alma mater! Мы стали громко смеяться, а вслед за нами и девушки – студентки пединститута.

Продолжение следует…